Ни аршином, ни умом

Почитайте избранное из книги этнографа Владислава Кулемзина (издание — Томск Сибирика 2005) — см далее
От редактора:
«О сибиряках немало написано учёных книг, в которых с различными мерами таланта и осведомленности описывается «способ передвижения сорооножки». Владислав Михайлович Кулемзин, профессор, давно достигший международного признания тоже создавал общепринятые исследовательские труды (10 монографий, больше 200 статей), но параллельно рисовал словесные картинки с натуры. Куски реальной жизни, выхваченные взглядом профессионала и запечатленные в почти художественном слове на документальной первооснове — это «фотографии», наделенные специфической информативностью. Многозначная эта книга примечательна еще и тем, что сближает разнокастовых сибиряков: молодых — со стариками, русских — с немцами, сельских жителей — с горожанами…»

От автора книги «Ни аршином, ни умом», Владислава Михайловаича Кулемзина — этнографа , доктора исторических наук, профессора Томского государственного университета:
«Эти мои «истории» я много раз устно представлял вниманию разных людей, и всегда они имели несомненный успех. Публичные читки получались на покосе, перед сотрудниками университета, где я работаю, соседнего педагогического отряда тогда еще института, на научных этнографических конференциях — в Москве, в бывшем тогда еще Ленинграде, в Венгрии, Финляндии.
Я убежден, что нельзая прерывать традицию поисков генератора мощного положительного заряда россиян и сибиряков, в особенности. В данном случае не думается, любая отдельно взятая «картинка» мало что значит. Они дают представление о несгибаемости и одновременно пластичности нашего народа только все вместе. Точно так же, все вместе, они демонстрируют его оптимизм, оснований для которого сейчас почти нет..»

ИЗБРАННОЕ ИЗ КНИГИ: 

Русских не поймешь
Кузьме была судьба познать две культуры: свою, хантыйскую, и русскую.
Это меня в нем привлекало не только как профессионала, но и как человека.
Однажды он мне сказал:
— Вас, русских не поймешь: одним вы платите за то, что лес рубят, другим – за то, что лес садят; женщинам даете ордена за то, что рожают, а мужчинам – за то, что убивают.

Чулымский юмор
В 1982 году шел я по улице села Чумай, где в начале пятидесятых годов учился в школе. Впереди хромал мой школьный учитель по истории Барабаш Никифор Демидович. С ним поравнялся еще какой-то мужчина (чулымец).
— Привет, Никифор Демидович, — приветствовал он. – Война давно кончилась, а ты всё хромаешь.< Философ – это состояние.
Однажды поздно вечером я шёл по одному переулку города Колпашево.
Опершись на забор, стояли два крепко пьяных мужика.
Один говорил другому, указывая рукой:
— Вон, видишь, корова стоит?
— Ну, вижу, а тебе-то что?
— Вот так и мы с тобой: живём, живём – и сдохнем

Верный признак
Во время одного из застолий с коллегами моя соседка рассказала присутствующим такую историю.
Однажды к туристам, отдыхающим за границей, подошёл официант с вопросом:
— Вы русские?
Получив утвердительный ответ, он объяснил свою проницательность тем, что заметил: когда русские пьют чай, то не вынимают чайную ложечку из стакана и прищуривают глаз, чтобы не повредить его.
В другой раз турист, который тогда оказался «лакмусовой бумажкой», во время чаепития вынул из стакана ложечку.
Но к нему другой официант обратился с тем же самым вопросом.
— Да, я русский, — отвечал посетитель заграничного ресторана, — но как Вы об этом догадались? Ведь у меня нет в стакане чайной ложечки.
— А глаз Вы все равно прищуриваете, — ответил тот.

Трезвомыслие
— Андрей Денисович! Ты тут в больнице давно уж, может бы до кастелянши сходил, она всё на тебя посматривает, когда постель меняет.
— Стара. Мне уж скоро семь десятков, а ей, однако, больше.
— Стара, говоришь, а тебе чё, варить её?

Дураки и дороги
…В 1950-х годах по сёлам Чебулинского района Кемеровской области ходил мужчина лет пятидесяти семи по прозвищу Вася-сободёр.
Он нанимался на любую работ: пилил и колол дрова, выкапывал для погребов ямы. Денежный расчет не призанвал и не умел считать деньги – поэтому благодарили его хлебом, салом, поношенными сапогами, варежками. По ночам он выл на луну и видел в этом спасенье от всех бед. Он прожил долгую жизнь, нача ее при травяных дорогах, которые затем превратились в машинные, с ямами и ухабами, а еще позднее – в полированные автострады.

Наука и жизнь
Брат Анатолий живёт в Кемерове в элитном доме, рядом с университетом. Подъезд внутри и снаружи чистит, скребет, моет, метёт древняя сухонькая старушонка, и метла ее как продолжение руки.
Однажды в ее присутствии бородаты профессор спросил другого:
— Марк Ефимович, Вы послали тезисы на симпозиум по теориям конвергенции?
Брат не слышал, что ответил философ, но старушка сказала:
— Курей нажрутся, и болтают чё попало

На взгляд «оттуда»
Случай, который мне рассказала Пана Бардина. Мимоходом она слышала, как проходящая старуха ворчала:
— Вам, живым, не угодишь: то холодно, то жарко.

Отреагировала
Учительница первоклассников, которые пришли в школу, обиделась на одного школьника-малыша, который вслух сказал что думал – что их учительница будет молодая, а она оказалась старая.
Учительница вызвала мать этого школьника, но вместо мамы пришла его бабушка, бодрая громогласная женщина. Учительница пожаловалась:
— Ваш Валера меня старой назвал.
— Здрасьте, етиттвою мать! А ты чё, помолодела, ли чё ли, пока я сюда из деревни шла?

Центр мира
— Поедешь, отец, со мной в город? Бросай свиней, корову. Хватит раком стоять в огороде. Поживешь маленько по-человечески. Не хошь без дела сидеть – сторожем пойдешь. Ты, поди, и в городе-то не был?
— Не поеду я отсель. А в городе я тыщу раз бывал. Там… там.. Там до деревни далёко.

*** Публикуется с разрешения автора***

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.