Вещность

001
Про музей и людей: стоп-кадры из фильма и сам фильм о Карасукском краеведческом, и том, что значит КОЛЮТОДА

Тракт

Так получилось, что я уже давно на этой алтайской дороге. Но в последний месяц фото-паззл будто стал доскладываться в что-то мозаично-цельное: ТРАКТ И ОКРЕСТНОСТИ >>>
Спасибо за участие и поддержку проекту «Дороги России» и Григорию Ярошенко, Сибирскому Бюро Краеведения и Ирине Октябрьской (ее рамочный текст см далее >>>)

001_17b4184

На вертикальной тяге

000_17b0828
Однажды на скалах Красноярских Столбов мне рассказали, что в большой науке есть одна необычная гипотеза – про то, как человек из примата стал собой.
Когда-то на формирование переходного существа сильно повлиял вертикальный экстрим: лазание по скалам развивало хватающую руку и очень способствовало прямохождению. Пред-человек научился быть цепким и ходить не по-звериному — когда полюбил карабкаться ввысь. Эта научная версия так и называется: теория скалолазания.
Фото © Валерий Кламм, текст © Валерий Кламм, Ирина Октябрьская

Голос дороги

000_17b9037
У каждой дороги есть голос. На сибирских дорогах часто звучит шансон: наверное, когда-то он подменил собой каторжные песни, главной в которых была тоска по воле. Самая известная песня Чуйского тракта — история про лихого шофера Кольку Снегирева, который однажды проиграл гонку за любовь. Памятником этой песне стали две старых машины на постаментах – Форд и АМО — как финальный аккорд на прижиме и напоминание о судьбе. А дальше, там, где Чуйский тракт выходит из ущелий в открытую степь, рождаются другие мелодии. Они звучат шелестом колес и силой ветра; соединяются с голосом человека, чтобы стать музыкой бескрайнего полынного простора. В Чуйской степи — сто дорог, и каждая твоя. Их ритм — в наигрышах казахской домбры.
Фото: © Валерий Кламм. Текст: © Ирина Октябрьская

Ездовые Коты

000_17b9608
Анатолий Вохминцев был юристом в Новосибирске, ходил на службу в офис. Однажды «случайно» купил щенка лайки.. И всё.
Щенком было погрызено много чего в квартире, а его хозяину расхотелось «просто служить».
Республика Алтай, 2016. Фото и текст © Валерий Кламм

Свой выбор

000_17b2457
В долинах Чарыша и Ануя они появилась в девятнадцатом веке. «Беглые» казахи прижились среди казачьих станиц, старообрядческих деревень и алтайских стоянок. Разводили коней, держали кумысные фермы и пасеки; в селе Черный Ануй принимали курортников со всей Сибири; занимались торговлей и извозом на старом Уймонском тракте. Построили православный храм, где служба велась на казахском языке, но сохраняли ритуалы народного ислама.
Фото: © Валерий Кламм. Текст: © Ирина Октябрьская

Ковбой из племени сиу

000_17b0265
Мато Нажин или Стоящий Медведь, вождь племени оглала сиу, издал в 1929 году документальную книгу о своем народе. Советский индеанист Сергей в 1970-е решил взять себе имя этого знаменитого вождя.
Республика Алтай, 2016. Фото и текст © Валерий Кламм

Дракон и розы

000_17B6255
Кузнец Алексей сказал, что ему, как бывшему детдомовцу, человеческое спасибо и признание иногда важнее денег. Выковал что-то важное чужой бабушке за полцены — она ему в подарок коврик связала. Выстучал всю свою жесткую жизнь в рекламного железного дракона на фасад своего магазина — люди заходят просто сказать хорошее… А жена Оксана — первый помощник
Фото и текст © Валерий Кламм

Окот

000 _17B1771
На стыке со-бытия людей и животных я уже фотографировал то, что в календаре скотоводов связано с убиением: праздник жертвы, зимний и поминальный забой, традиционные блюда из плоти..
В апреле, наконец, была съемка другой части цикла: весенний окот, массовые роды овец и коз, на стоянке у села Джазатор. Пастушки без устали и почти без сна помогают роженицам, помечают деток ленточками — как у мам — и относят погреться в избушку, поддерживают ягнят и козлят лекарствами если надо, иногда уговаривают мам уж таки покормить ребенка…
Снято в Республике Алтай,
вашим Кламычем

Хорошее седьмое мая

000_17B3518
В этом году будет фильм «Про Хорошее», есть село с таким названием. Мы были там перед Днем Победы. Нас привели в гости к старожилам — ветерану войны Александру Петровичу Филипенко и его жене бабе Кате. Ему было восемнадцать, когда воевал с японцами. Вернулся в Хорошее, работал столяром, учителем труда.
Очень звонкие люди…

Страница 1 из 4812345...102030... »