Узелки на памяти


Анна Викторовна Аникеева, 1938 года рождения, художница, автор особой техники вышивания «узелком» — о своей жизни… .
Село Камышенка, Сузунский район, Новосибирская область.
© Валерий Кламм, съемка 2009

Анна Викторовна :

«Родилась в Западной Украине. Родители, Кохановский Виктор Иванович и Кохановская Антонина Степановна, жили на хуторе Кмитов, недалеко от города Житомир.

В семье нашей было пять детей – три сестры и брат Иосиф. Я была пятой, самой младшей.

В начале войны нас эвакуировали в Алтайский край, село Усть-Алейка. Во время переезда мама была ранена при бомбежке, отец ушел на фронт. В памяти остались только обрывки тех событий, да то, что позже рассказали старшие.

Отца не помню, но помню его руки и то, что он поднимал меня высоко над головой. С войны он не вернулся, пропал без вести, хотя сослуживец видел, как авиабомба попала в пулеметный расчет отца.

Зимой 1942 г. умерла мама. Старших сестер определили кого в няньки, кого в ФЗО. Мне было 4 года, брату – 12 лет. Он стал для меня моей семьей, заботился обо мне. Надо было как-то выживать, брат понимал это. Нас решили отдать в детский дом, но судьба распорядилась иначе. Старый чабан, дед Саша, попросил отдать Иосифа ему в подпаски, по его же просьбе и меня оставили с братом. Увезли нас на стойбище, далеко от деревни, свет – лучина, отара овец, волки, собаки, но мы могли хоть как-то выжить, с нами рядом был взрослый человек. Дед Александр был человеком набожным (ходили слухи, что в молодости он принял постриг в монахи), он учил меня азбуке, в том числе и кириллице и, так как видел уже плохо и не мог читать, то просил читать Библию. И каждый день я прочитывала по главе.

Писать я училась на стене головешкой, дед проверит, а потом белой глиной забелит и новое задание. А еще я любила рисовать.

Игрушками мне служили все подручные средства. Брат помогал делать кукол, он был мастеровым, умел делать добротные, красивые вещи из кожи и лозы, необходимые в быту.

А у меня был свой мир, я уходила на берег реки Алей и из глины и песка строила замки и дворцы, лепила фигурки людей и животных.

Моим другом был огромный пес, который был отличным пастухом и очень не любил, когда я начинала плакать.

Помню огромное синее небо и облака, за которыми я могла наблюдать часами, видя в них причудливых животных.

Был в моей жизни и детский дом, надо было учиться. Но мое пребывание в детском доме – черная полоса, где не было свободы, не было права и справедливости. Я сбежала оттуда, а назад меня брат не отдал, отстоял с оружием в руках, в прямом смысле.

Не могу сказать точно, когда я взяла в руки иголку и стала шить, а затем и вышивать, наверное это связано с детским домом, где мы шили и вышивали кисеты и платочки для солдат на фронт, но хорошо помню, как радовался моим первым успехам, помогал добывать нитки из ткани.

А когда в нашей деревне появились японские военнопленные, судьба вновь внесла свои коррективы. Жена начальника конвоя, добрая и красивая женщина, увидев мои вышивки, предложила снять узор с дорожки и вышить. Дала мне настоящих ниток, и я вышила эту дорожку, мне было 8 лет, но эту работу я храню по сей день.

В 1952-53 гг. я стала вышивать картины. Конечно, можно было вышивать и крестом, и гладью (я, кстати, начинала с этих видов техники), но достичь полноты красок, оттенков, плавности переходов, используя крест и гладь, на мой взгляд, сложно, а мне этого не хватало, хотелось, чтобы картины были «живыми». Я стала искать способ, который позволил бы мне смешивать нитки, как краски, так появился узелок, как-то само собой вышло. К тому времени нитки можно было купить любых цветов, и в свободное время я вышивала. Срисовывала понравившиеся сюжеты, это были картины природы, жизнь животных, иллюстрации к литературным произведениям, картины известных художников. Есть несколько работ по рисункам моих детей и внуков.

С появлением семьи времени на любимое занятие оставалось немного – раннее утро, пока все спят, и поздний вечер, когда все уже легли спать.

Жизнь моя похожа на тысячи других, покой и радость чередуются с огорчениями и бедой. Работала дояркой, вела домашнее хозяйство, всю свою жизнь я живу в деревне.

У меня трое детей, восемь внуков, четыре правнука – это счастье. Но были и тяжелые утраты – трагическая смерть брата, а в 2002 г. не стало мужа, ему очень нравились мои работы и он гордился мной.

И когда тяжело на душе, я сажусь и вышиваю, так появилась коллекция. Многие ранние картины раздарила – не жалко, ругаю себя только за то, что не сохранила сюжеты, чтобы вышить копии для коллекции. Создание коллекции – не цель, это мой мир, в котором мне хорошо и спокойно.

Приятно, что мои картины нравятся моим близким и тем, кто впервые их видит. Я рада, что могу поделиться с человеком необыкновенным состоянием души.

Слава Богу, что этот промысел есть в моей жизни»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *