Село Синда. Кирпичный завод

001
Этому человеку я обещал прислать фотографию. Снимок был сделан на кирпичном заводе в селе Синда Нанайского района под Хабаровском. Он работает на кирпичном заводе. Приезжает из другого поселка, потому что другой работы поблизости нет…
Хабаровский край, 2013.
Фото, текст, подписи © Александр Сорин
(куратор Центра Документальной фотографии «FOTODOC» при Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова / Москва)

002
Фотография другого рабочего, он живет в Самарканде. Гордится тем, что всю проверенную узбекскую бригаду каждый год директор приглашает на сезонные работы. Бригада живет в кирпичном доме-общежитии при въезде на территорию. Кирпичный завод работает несколько месяцев в году. Снимок сделан внутри огромной печи для обжига кирпича. На обжиг приезжает бригада китайских специалистов, когда кирпича-сырца заготовлено столько, что можно заполнить все пространство огромной топки. Загрузку планировали начать через две недели, поэтому китайского рабочего сфотографировать не удалось
003
Еще несколько портретов рабочих. Местных, синдинских, работает немного. Работа тяжелая, с семи утра до девяти вечера. Двухчасовой перерыв на обед. Заработать по местным, а тем более по узбекским, меркам можно неплохо, порядка двух тысяч рублей в день. Нанайцы, да и многие русские, предпочитают вести «традиционный» образ жизни: рыба, охота, огород.
004

005

006

007

008
В село мы въехали во время обеденного перерыва. Безлюдный пейзаж с «кирпичными грядками» напомнил бессмертную песню про «алюминиевые огурцы на брезентовом поле»
008a
Первые люди вышли на «грядки», почва трамбуется под штабеля сырца, выкладываемого на просушку
009
Приспособления для просеивания шлака: человек и механизм. Технология производства отсылает к строительству пирамид, примерно такой она и осталась. Главное отличие — обжиг в печи, мощи хабаровского солнца не хватает. Красивой Египетской истории мешает несколько анахронизмов. Например, вот эта бандура со звездой
010

011
Машина формует брус, который нарезается струнами на десяток кирпичей. Крайний «обрезок» швыряется обратно в бункер со смесью. Весит сырой кусок смеси килограммов шесть. Новый брус, допустим, нарезается раз в минуту. Если разделить часы работы, да на количество брусьев, да умножить на шесть кило… Считайте лучше сами
012
На бессмертных китайских трехколесных «пепелацах» перевозятся кирпичи на «грядки» для просушки
014
На это совершенно адской работе — разгрузке и укладке кирпичей на просушку наравне с мужиками работает пара женщин. На заднем плане — печь для обжига, напоминающая каземат
016
Бесконечные плантации сохнущего кирпича сырца. Штабеля укрыты циновками, а сверху — пленкой. Днем ее поднимают чтобы кирпичи проветривались и сохли, а на ночь опускают. Когда я сказал, что этот вид напоминает мне виноградники, рабочие-узбеки дружно заржали
017

018
Оказывается, все-таки, кирпичи не растут на грядках, и узнать про это куда содержательней, чем смотреть новости по телевизору, читать про думское законотворчество или скрипеть зубами, обнаружив половину друзей в списках иностранных агентов. Нехитрые истории про реальную окраинную жизнь, кирпичи, завод в нанайском селе, построенный китайцами и обслуживаемый, в основном, узбеками — вовсе не экзотика, а чистый эскапизм на фоне глобализации по-российски.
Надеюсь, вам было интересно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *