«Чернобыльская деревня» Александра Степаненко: До и После аварии


«…В 1990 году (после восьмилетнего перерыва) я побывал в родной деревне Киселёвка, что в Могилёвской области. Ничего не изменилось в деревенском укладе: рожают детей, пашут поля, а вечерком под вербами у костра веселится молодёжь. Только за огородами появились знаки «Радиоактивность. Опасная зона!»..»

© Александр Степаненко (Мурманск)
От координатора Родинок: здесь — работы Александра, сделанные в Киселевке ДО аварии (1980-1982), ПОСЛЕ в 1990 и в 2000 (когда большинство жителей выселили из деревни в экологически чистую зону — в 30 км от деревни. Но осталось несколько семей жить на прежней своей земле…)

«.. Радиация. Чернобыль. Эти два страшных понятия до того вошли в нашу жизнь, что мы их не замечаем также, как и жители моей белорусской деревни. Где родились и выросли мои родители, где и мы бегали босоногими пацанами, пасли лошадей, ловили в речке раков. Не забывается запах скошенной травы, вкус парного молока… Там и поныне живут мои родные.

В 1990 году (после восьмилетнего перерыва) я снова побывал в родной деревне Киселёвка, что в Могилёвской области. Ничего не изменилось в деревенском укладе: рожают детей, пашут поля, а вечерком под вербами у костра веселится молодёжь. Только за огородами появились знаки «Радиоактивность. Опасная зона!»

– Это сейчас говорят, что у нас радиация небольшая, – сказал сосед, – а сколько было сразу, после аварии в 1986 году, никто не знает. Да, если бы раньше узнали о всех бедах и последствиях Чернобыля, может быть, и уехали, а теперь уже поздно…

– Наконец-то, сказали хоть какую-то правду, не зря ведь решили нас переселить, – добавил мой дядя Витя, – построили новые дома в тридцати километрах отсюда. Говорят, что там радиации меньше, да что-то верится с трудом. Одно из двух остаётся: или жить, как и прежде, или ложиться и помирать… А пока население деревни живёт и «лечится» самогоном.

Трудно сказать, что было для меня легче: преодолеть внутренний дискомфорт (несколько дней снимал при радиации в 40 кюри) или своё бессилие помочь родным уехать из деревни. Но куда? И на кого оставить землю, хозяйство?
Своим фотопроектом «Чернобыльская» деревня. Здесь жить нельзя!» я хотел показать трагедию не одного человека и даже не одной деревни, а трагедию всей нашей страны. »

см также сайт автора

9 Comments

  1. Ответить
    Кутинов Максим 17.12.2011

    Шикарно! Просто замечательно! Ух! Ух! Ух!

  2. Ответить
    Иван 29.12.2011

    Вам, разумеется, уже говорили, что это ужасно! Это — просто кошмар! А дети… Девчушки! Я бы запретил Вам выставлять такую чернуху. Думаете достучаться? Искренне Вам этого желаю…

  3. Ответить
    Кламм Валерий 29.12.2011

    Иван, я рад, что у Вас нет возможности запрещать, Вы бы этим злоупотребляли..Это не чернуха, это правда о драме в истории одной деревни — устами неравнодушного. И здесь не только трагедия — но и красота

  4. Ответить
    Seamus Dooley 11.02.2012

    Heart warming, beautiful uncomplicated life.

  5. Ответить
    Кламм Валерий 11.02.2012

    thanks, dear guest)

  6. Ответить
    Дарья Колякина 10.03.2012

    Никакая не чернуха. В том, что люди не бросают свою землю, не могут бросить — и есть оптимизм. Значит, не всё ещё потеряно.
    А фотографию с листьями кувшинки можно назвать «венец творения». Heart warming, иначе не скажешь. Бабушка в дверном проёме — прекрасно.

  7. Ответить
    yurii 07.04.2014

    Благодарен автору за такую работу. Это высший пилотаж. Спасибо.

  8. Ответить
    yurii 07.04.2014

    спасибо за хорошую фотографию.

  9. Ответить

    Всем большое спасибо за комментарии! Продолжение этой фотоистории можете посмот

ть ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *