Свой выбор

000_17b2457
В долинах Чарыша и Ануя они появилась в девятнадцатом веке. «Беглые» казахи прижились среди казачьих станиц, старообрядческих деревень и алтайских стоянок. Разводили коней, держали кумысные фермы и пасеки; в селе Черный Ануй принимали курортников со всей Сибири; занимались торговлей и извозом на старом Уймонском тракте. Построили православный храм, где служба велась на казахском языке, но сохраняли ритуалы народного ислама.
Фото: © Валерий Кламм. Текст: © Ирина Октябрьская

Мария Николаевна Таксанова живет в селе Турата Усть-Канского района Республики Алтай. Всю жизнь она работала учителем, была директором начальной школы. Она по-казахски оседлала стул в центре дома, начинаем интервью:
«Когда приходится слышать, что мы, туратинские казахи — «неправильные», мне это не нравится. Мы не хуже и не лучше, мы другие, особенные.
По легенде от родителей, от дедов я слышала, что первыми на Алтае появились казахи, которые из-за любви убегали через горы. Кто против чужой воли шёл, уходили, создавали семьи. Сначала за Усть-Каном жили – село Обой называлось. Оттуда их вытеснили, они переехали в Черный Ануй. Когда много семей стало, их и оттуда оттеснили. Они на конях пришли сюда в село Турата. «Тур ат» – «Остановись, конь» — так можно перевести. Обосновались тут наши предки. Оттуда и мы появились. У нас и язык отличается, обычаи и традиции. Все эти годы мы своего придерживались»

Эту историю я впервые услышала двадцать лет назад, когда начала работать среди казахов Алтая в среднегорье. Это было этнографическое открытие маленькой группы в несколько сот человек.

В долинах Чарыша и Ануя она появилась в девятнадцатом веке. «Беглые» казахи прижились среди казачьих станиц, старообрядческих деревень и алтайских стоянок. Разводили коней, держали кумысные фермы и пасеки; в селе Черный Ануй принимали курортников со всей Сибири; занимались торговлей и извозом на старом Уймонском тракте. Построили православный храм, где служба велась на казахском языке, но сохраняли ритуалы народного ислама.
Когда в начале двадцатого века началось массовое переселение крестьян на Алтай, «крещеные казахи» не поладили с приезжими — те погнушались «инородческой церковью» — и в результате оставили православие, ушли со старого места, основали новое село Турата. Очень своенравные, они сделали очередной выбор.
Гражданская война, коллективизация, репрессии катком прокатились по среднегорью, но не уничтожили в людях силы оставаться собой. Здешние казахи до сих пор верят тому, что знали от стариков, а не тому, что диктует пусть истинный, но привнесенный уже извне религиозный канон ислама. Сложно быть «особенными» казахами, но в этом – их право.
В селах Черный Ануй и Турата давно смешались казахи, русские, алтайцы, семьи и традиции. Обветшали последние купеческие особняки, у новых домов стоят спутниковые антенны, в школах – компьютеры. Заново построены церковь и мечеть, люди празднуют и Курбан, и Пасху. Свободно владеют родным казахским языком только люди старшего возраста. Но жив уникальный характер, дух села — как он может быть «неправильным»?
«Мне уже шестьдесят восемь лет, — продолжает Мария Николаевна, — но я помню: мы дома говорили по-казахски. Свои обычаи не забывали. И сейчас хотим своё сохранить. Своенравные мы, отчаянные. Поэтому, может, много героев у нас. Такое маленькое село – а пять героев Советского Союза. Потому что смелые были все. Не смотрели на погоны. Власти, которая была в то время, не подчинялись. Хотели жить свободно. Выбор, думаю, свой должен быть у каждого».
У человека всегда должны быть надежда и выбор – каким быть.
Это главный вывод моих многолетних этнографических исследований.
Ирина Октябрьская

001_17b8144
Церковь в Черном Ануе
002_17b1156
В Турате в доме у Марии Таксановой
003_17b8137
Дом культуры в Черном Ануе
004_17b1202

005_17b8126

006_17b2362
Вход на территорию школы в Черном Ануе
007_17b2335
Учитель казахского языка, Марина Баймашева
008_17b1228
Старшеклассницы Черноануйской школы – казашки Диана и Карина
009_17b1221
На школьном дворе в Черном Ануе
011_17b2406
В Турате в доме Зарек-апа. Зарек Мокина с подружкой Надеждой Холуевой
012_17b2392

013_17b8343
Учитель истории, Татьяна Елеусова
014_17b8345
В Черном Ануе
015_17b8319
Татьяна Елеусова и ее бабушка Зелика, сестра героя Советского Союза Жанибека Елеусова
016_17b2507
За праздничным столом четыре поколения одной семьи — Баймашевых, Балабаевых, Усольцевых. На дне рождения правнука, внука и сына.
017_17b8285
Устал от фотографа
018_17b2490
Амангельды Кобдобаев, строитель новой мечети в Черном Ануе, и новый мулла Тураты – Жолдыбай Туяков
019_17b8554
Екатерина – жена Джамбула Туганбаева
020_17b8547
Туганбаев Джамбул на крыльце отцовского дома в Турате: «Я помню, когда был пацаном, по перилам этого крыльца скатываться любил»
021_17b1078

022_17b8514

023_17b2266
Захар, наш президент
024_17b8104
Утро, бодрость
025_17b8610
Бергынжан — сын фермера Орынбасара Ефтифеева. Имя парня – означает – «Душа Бергынбая», так звали его деда.
027_17b8238

028_17b8858

, 0%be%d0%ba%d1%80%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%bd%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b8" rel="tag">Тракт и окрестности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *